January 14th, 2012

На злобу дня (отставка губернатора И.Михальчука)

Собственно, самим Михальчуком давно должна заниматься прокуратура, но, видно, грамотно делился - пока не трогают. Просто удовлетворили просьбу в связи с недоверием народных масс на прошедших выборах (мол менее 35% за ЕР).

А вот новый и.о. губернатора Орлов - интересный оборот. Тут намедни встречался с одним офицером, который после ухода в запас решил послужить государству в роли главы администрации поселения. За год сердце "загнал" так, что встал вопрос: жить или оставаться при должности.

Так вот, к нашему питерскому инженеру-прибористу-кандидату в губернаторы.

Из местных привлекли к "озвучке" спикера облсобрания Фортыгина. Тот вымученно сказал, что мол, парень - свой, работал замом генерального на "Звездочке" - значит "с людьми работать умеет". Ну после этого у Орлова был еще фрагмент трудовой деятельности по руководству заводом "Янтарь" в Калининградской области.

У меня только один вопрос: насколько нужно (люто) ненавидеть человека, сделавшего неплохую карьеру управленца-специалиста по судоремонту(специфический вид деятельности), чтобы отправить его "на галеры"? Ведь ни один нормальный человек в этом гадюшнике больше года не выдержит. Вот только похоронили бывшего мэра Северодвинска, который двенадцать лет там отработал мэром, а два года в правительсте области - не выдержало сердце.

Актуально о Сирии.

Млечин_Гришин
"...Потом Сирия. Она показалась более надежным союзником, потому что она была такая совсем антизападная. Насер долго не мог решить, куда податься, понимая, что, конечно, экономическая помощь может прийти только со стороны крупных западных стран. Они сами совершили большую ошибку, отказав ему в помощи. А Сирия с самого начала, с первых военных переворотов, была жестко антизападной и поэтому она получала советское оружие в огромных количествах. Президент покойный Хафиз Асад говорил – я из Москвы меньше, чем на миллиард, оружия не увожу. Он приезжал сюда и говорил: мы вам поможем, если нужны военные базы там, для флота, да пожалуйста. Но получал оружие, а потом с базами вопрос тормозился."

Как Бисмарк решил провалить первый российский займ.

И что из этого получилось? Аж до 90-х годов прошлого столетия разбирались с этими самыми "ценными бумагами".
" Конечно, свою благоприятную роль для займов, как обычных (семь в 1880-1896 гг.), так и «железнодорожных» (три только в 1888-1894 гг.), сыграла международная конъюнктура. Ведь вначале русские самодержцы ориентировались на Германию, монархический режим которой больше импонировал их политическим вкусам. И даже первый «железнодорожный» заем 1880 г. Россия вначале размещала не во Франции, а в Германии: и деньги у немцев есть, и техника посильней, чем у французов. Но канцлер Отто фон Бисмарк оказался, как и Наполеон Бонапарт, по меткому замечанию профессора А.З. Манфреда, «гениально ограниченным» человеком. Он не сумел преодолеть «крымского синдрома» — Россия навсегда осталась лично для него «жандармом Европы», и он не хотел ее финансового и технологического усиления.
Бисмарк, безусловно, понимал, что для русских царей вопрос — «частная» это железная дорога или «казенная» — дело десятое; главное — ее военно-стратегическое значение. Тем более что все военные Европы знали, что царь Николай проиграл Крымскую войну в том числе и из-за железных дорог: ни одна из них к середине XIX в. не была построена не то что в Крыму, а даже близко к Крыму. Противники же России в короткий период осады Севастополя умудрились построить в Балаклаве собственный стальной путь, завезли паровозы и вагоны и добивали героев первой Севастопольской обороны матроса Кошку и медсестру Дарью Севастопольскую пулями да снарядами, поступавшими по этому железнодорожному пути, а русским подвозили все снаряжение на волах.
Поэтому и «национализация», и «железнодорожные» займы — это явно военная стратегия. «А зачем немцам усиление России?» — размышлял Бисмарк. И в 1880 г. он дает команду: провалить первый русский «железнодорожный» заем в германских банках, несмотря на его высокий процент.
И хотя в Берлин еще раньше, чем в Париж, завезли «залоговое золото», политика оказалась сильнее экономики. Как по команде, германская пресса подняла крик: и золото это-де «поддельное», и 4% — это «липа» и т.д. В итоге русские «железнодорожные» акции пошли на берлинской бирже ценных бумаг «с молотка» за 70% номинала.
В те времена это был гигантский всеевропейский финансовый скандал, надолго поссоривший Германию и Россию. Спасая лицо, Александр II приказал срочно перевезти «залоговое золото» из Берлина в Париж и туда же отправить остатки русских ценных бумаг.
А французам все это оказалось на руку. Франко-германские противоречия обострялись и в колониях, и в Европе, во французском обществе зрели настроения реванша за отторжение в 1871 г. Эльзаса и Лотарингии, а тут готовый военный союзник сам просится в Париж да еще «залоговое золото» везет из Берлина!
Мудрено ли, что, когда новый молодой русский царь Николай II с супругой прибыли в октябре 1896 г. в Париж, им был устроен такой прием на улицах французской столицы, какой даже Н.С. Хрущев не устраивал своим космонавтам на улицах Москвы.
Тщетно социалисты и антимилитаристы Жюль Гед и Жан Жорес били тревогу по поводу «сближения свободы с абсолютизмом», а всемирно известный писатель Анатоль Франс предостерегал: «Пусть имеющий уши да слышит: мы предупреждаем — наших граждан ждет гнусное будущее, если они готовы и далее одалживать деньги русскому правительству, когда и после этих займов оно может убивать, вешать, уничтожать по своему усмотрению и игнорировать любое стремление к свободе и цивилизации на всем пространстве своей огромной и несчастной империи».
Увы, великий писатель, наверное, запамятовал, что у французского обывателя сердце слева, но бумажник справа. Да и как можно было великому гуманисту, но наивному в политике писателю тогда догадаться, что крупнейшая за всю историю франко-русских отношений финансовая афера 1880-1914 гг. по перекачке сбережений мелких французских держателей акций «русских займов» в Россию имела мощнейшее, как бы сказали в советское время, идеологически-финансовое прикрытие. Почти вся французская печать: парижская крупнейшая «Фигаро» (выходящая и поныне), «Тан» (ее с 1944 г. сменила «Монд»), «Пти журналь», «Эко де Пари», «Пти паризьен», «Орор» и еще два десятка газет и журналов, не говоря уже о провинциальных «Депеш дю миди» (Тулуза), «Марсельеза» (Марсель), «Свобода» (Лимож) и др. а также партийные издания («Радикал» — орган правящей с 1901 г. партии радикалов и радикал-социалистов, из которой вышли «тигр Франции» Жорж Клемансо, активный сторонник дипломатического признания СССР в 1924 г. Эдуард Эррио и другие видные политики довоенной и межвоенной Франции), профсоюзные (еженедельник «Синдикат») и даже всемирно известное телеграфное агентство Гавас (ныне его сменило Франс Пресс) — все они получали деньги от императорского российского посольства в Париже, действовавшего через некоего Артура Рафаловича, официального представителя (агента) Министерства финансов России в Париже в 1894-1917 гг.
Образчиком камуфляжа своекорыстных интересов рассуждениями о «великой политике» была, например, заказная статья в «Фигаро» 7 октября 1891 г. в которой говорилось: «Патриотизм и правильно понятый интерес французских сберкасс идут рука об руку и уже привели к окошечкам этих касс такое число держателей ценных русских бумаг, какое приходит туда только в часы всеобщего энтузиазма… Это — проявление спонтанных эмоций масс и одновременно сочетание великолепной финансовой операции с политическим актом высокой дипломатии». (Напомним, что 1891 г. — начало формирования франко-русского военного союза против Германии.)
Вся эта афера с подкупом не только журналистов, но и депутатов (Луи Дрейфус) и даже сенаторов от партии радикал-социалистов (Першо, владелец партийного органа «Радикал») всплыла в начале 20-х годов, когда большевики после октябрьского переворота обнаружили в архиве МИД России сверхсекретную переписку Рафаловича и тогдашнего царского посла во Франции с министрами иностранных дел В.Н. Ламздорфом, С.А. Сазоновым и министрами финансов — С.Ю. Витте, В.Н. Коковцовым.
О размерах подкупа говорит одна цифра: только за три месяца (сентябрь, октябрь и ноябрь) 1904 г. на подкуп прессы, депутатов и сенаторов было истрачено 3 млн. 345 тыс. 600 зол. фр. Большевики весьма удачно использовали эти разоблачительные документы в 1918-1920 гг. как аргумент против уплаты «царских долгов», а с 1921 г. (нэп) — как средство шантажа продажных французских политиканов и давления перед Генуэзской конференцией 1922 г. по вопросу о «русском долге», а также для форсирования дипломатического признания СССР без «предоплаты» по «царским» долгам, хотя все тогдашние премьеры и президенты (Клемансо, Пуанкаре, Мильеран, Вивани и др.) с 1919 г. публично клялись с трибуны палаты депутатов или в интервью: «Если большевики не заплатят, мы их не признаем».
Признали в 1924 г. (лидер радикалов и премьер Э. Эррио). А большевики не все громкие имена назвали, кое-что припрятали про запас: первый полпред СССР Л.Б. Красин привез на всякий случай в 1920 г. в Париж секретное досье на всех купленных с 1880 г. французских политиканов и крупных журналистов.
Признали, ибо орган французской секции Коммунистического интернационала газета «Юманите» получила из Москвы часть этого досье и в ноябре-декабре 1923 г. начала публикацию серии разоблачительных статей, дозируя информацию и пока не называя все имена. Впрочем, одно — главное — было названо: Артур Абрамович Рафалович, из крещеных петербургских евреев, финансовый агент Минфина царского и Временного правительств России, жил в фешенебельном квартале на авеню маршала Фоша, 19, в двух шагах от Триумфальной арки (площадь Звезды, ныне — площадь Шарля де Голля).
Его секретный счет, писала «Юманите», открыт в «Париба» и в «Банк де Пари», счет в «Алжирском кредите» — на имя не существующего месье Ленуара. В 1894-1917 гг. он был вхож во все министерские кабинеты и известнейшие политические салоны Парижа. Был избран член-корреспондентом Французской академии, удостоен ордена Почетного легиона первой степени, являлся членом многочисленных научных сообществ (политэкономии, статистики и т.д.), директором собственного еженедельника, выходящего на французском языке, «Финансовый рынок» и пр."

Вывод: Есть над чем поразмыслить...

О патриотах и патриотизме...

Чаще всего, данные слова (понятия) используют люди, которые уже исчерпали свой лимит доверия и им только остается перейти к "сильными наркотиками", в отличие от "легких", типа, повышение благосостояния народа (всего) и т.п.
Но, вот, интересно, что, часто, вполне приличные люди (так они сами думают), оценивая одни и те же действия исторических фигур, привносят своё личное отношение и получается, например, такое...

Мол, царь Николай Второй - безвольный и неумелый правитель, который привел империю к краху...
А Ульянов (Ленин) - в принципе, хороший человек, причём, настолько, что с его именем, некоторые (миллионов тридцать-сорок), сегодня зовут на баррикады за возрождение "державной мощи" (с "красным" оттенком). И вроде, как монархисты на Болотной - это (ну совсем) прикольно, а, вот, те же (в смысле знания истории), но с красными флагами (СССР) - это круто! А, ведь, занимались они по сути одним и тем же! Обстоятельства были немного разные, но цели - одинаковые. Не верите? Сами смотрите.

Итак, как мы узнали в предыдущих постах, Николай распорядился вывезти из западных банков всю деньги (наличность) и прочие активы (акции, облигации) в Россию. Исключение составили лишь "детские" (на пятерых детей) в банках Германии.

Уже через пару месяцев (вдруг, как зима в России для энергетиков) стало очевидно, что своих ресурсов для ведения продолжительной войны (ведь, генералы обещали Николаю завершить её в несколько месяцев) - нет ресурсов. Следовательно, недостающее надо СРОЧНО закупать у Британии, США, Японии.

Как? Надо им платить! Чем? Золотом! Но золото - здесь, а товары - там. Между - война.Надо снаряжать пароходы с "посылками" (золота) и отправлять их британцам - так и поступили. Один раз из Архангельска...
Больше рисковать не решились. Остальные пять "посылок" уже везли вокруг света за 360 дней через Владивосток и Канаду ..в Европу.

Как можно догадаться, эти деньги немного опаздывали (война идет, войска без снарядов и амуниции)...а без денег никто ничего не отгружал. Да и с деньгами, почти (от 1 до 10%) ничего не отгружали. И это привело к тому, что в 1916 году положение в экономике и финансах и, главное, на фронте стало катастрофическим. И начал император Николай Второй вести тайные переговоры с немцами о мире. И Гришка Распутин туда же метнулся... И нажил себе Николай при дворе много врагов, что привело, в конце концов в 1917 году, к его отставке. А как все начиналось - патриотически: деньги из банков потенциальных поставщиков военных ресурсов забрать в Россию и "сесть на них верхом"!

Теперь другой, как бы, пламенный патриот, большой любитель стукать веслом по голове зайчишек - Ульянов (Ленин). Тот завершили начатое императором - заключил Брестский мир и отдал немцам (об остальных сейчас речь не ведем) территории почти половины европейской части России. К июню 1918 Германией планировалось ввести единую валюту немецкую марку на всей территории Германии и России. Вмешались "варшавские", наняли Блюмкина - тот убил посла Мирбаха. Карты - смешались. Более того, в августе 1918 года, когда позиции большевиков стали "немного ослабевать", Ленин даже уговорил Германию на дополнительное соглашение к Брестскому миру - выплату контрибуции (золотом и участием в концессиях). За что получил, видимо, от тех же варшавских ("не патриотов") три пули. Всего было выплачено большевиками до революции (в Германии) в ноябре 1918 года около 85 тонн золота. При этом из Швеции пытались "выцарапать" именно те недопоставленные товары (военного назначения), за которые еще платил золотом два года назад Николай Второй.

Давайте посмотрим на наш патриотический тандем. Деньги ("государевы") из заграницы уводят, долларовую массу за три последних года обменяли на рублевую - факт! Но почему-то цена РУБЛЕВЫХ денег на ВНУТРЕННЕМ рынке (кредиты для физ. лиц и предприятий) не только не УМЕНЬШИЛАСЬ, но даже УВЕЛИЧИЛАСЬ...Т.е. "патриотический" порыв вновь привел к ухудшению положению предприятий и домохозяйств.

Но при этом ВСЕРЬЕЗ собираются воевать (СО ВСЕМ МИРОМ - НЕ ВЫБРАЛИ ЕЩЁ)...Военный бюджет "ВОЛЕВЫМ РЕШЕНИЕМ" увеличили в разы. Ога!
И каждый божий день нам говорят, что лучше них патриотов нам не сыскать. А кто из Вас "Николай", а кто "Владимир"? Видимо, нынешний Владимир - это тот Николай (Второй), а нынешний Дмитрий - тот Владимир (Ильич).

И чего дальше будем с вами делать?